НЕТ ИСЛАМУ (noislam) wrote,
НЕТ ИСЛАМУ
noislam

Замечательная статья, ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ к прочтению. Цитата:
"Первый. Периодически государство сносит дома террористов. Нам предлагается думать, что семья террориста теперь, потеряв жилье, будет из милости ютиться у родственников и знакомых, жить в нищете. Об этом явно не говорится, но нам предлагается мысленно поставить себя, живущего по израильским законам, в ситуацию, как если бы нас выгнали бы из нашей квартиры, ее бы разрушили, но мы бы продолжили, уже без жилья, платить ипотечную ссуду (иврит: машка́нта) — жить негде, новую квартиру не купить, снять квартиру не на что, все съедает ипотека за разрушенную квартиру — ужас, холод хватает за сердце. Но нам никогда не рассказывается о том, что на самом деле происходит на месте действительно разрушенного силами нашей армии дома. А там, быстро убрав обломки, на деньги Саудовской Аравии (всегда щедро оплачивающей террор против евреев) возводится новый, более просторный и роскошный дом. То есть, разрушение дома террориста — не наказание его семье (что в применяемой нами, к сожалению, системе права само по себе спорно — в этой строго исполняющейся судебной системе семья, вообще говоря, не должна отвечать за преступника), а израильский рецепт улучшения жилищных условий семей террористов в награду за удачно выполненный теракт с убийством еврея. Иными словами, разговоры (для нас) о жестоком, но справедливом наказании террора при реальной выдаче (им) награды за террор. Во время последних арабских “волнений”, стоящих жизни не столь уж малому числу евреев, в новостном интернете проскочило, что правительство обсуждает возможность запрета восстановления разрушенного жилья на старом месте. Но, во-первых, при сверхмассовом нелегальном строительстве в арабском секторе такой запрет (если бы он был принят) ничего не может вызвать, кроме сочувствия правительству, по причине его, правительства, совершенно полном непонимании реальной ситуации, во-вторых, само обсуждение такого запрета лучше всего говорит о том, что разрушенные дома восстанавливались на прежнем месте и, в-третьих, эта тема поспешно исчезла из сообщений. Даже если бы такой запрет и был бы декларативно принят, остались бы многочисленные вопросы о его реализации и о реальном контроле за ней, и о его тихой отмене спустя очень короткое время без информирования о том широкой общественности.

Второй. Обстрел Израиля ракетами из сектора Газы и израильская реакция на него. Мы не будем касаться нескольких вопросов. Во-первых, мы не будем даже пытаться отвечать на вопрос как могло такое быть в любом нормальном или не очень нормальном государстве, что после первой же ракеты (выпущенной по Израилю много лет назад) у той власти еще осталась бы возможность продолжать стрелять в нас ракетами — этого не могло быть нигде и никогда. После первого запуска та власть должна была, просто была обязана потерять саму возможность запускать по нам ракеты или перестать быть властью. А наш Юг больше десятилетия с завидной периодичностью загружается в убежища из-за массового ракетного обстрела и ждет, когда усилиями “прогрессивного” мирового сообщества наступит очередное хрупкое “успокоение”, во время которого ракеты становятся единичными (бред какой-то!). Во-вторых, мы не будем ругать “Железный купол”. При всем своем блеске, при своем просто невообразимо прекрасном техническом успехе, нам пытаются продать, что эта система защищает евреев от вражеских ракет. А на самом деле она защищает ХАМАС, позволяет именно ХАМАСу оставаться у власти. Ведь если бы не было “Железного купола”, то даже нашему правительству пришлось бы реагировать на массовые ракетные обстрелы нашей территории, и реагировать жестко. А нашему “еврейскому” правительству этого ох как не хочется. А так — жертв среди евреев терпимо-немного (опять бред!), ракеты в своей массе сбиваются, можно не лишать ХАМАС власти.

Но особо смешными представляются реакции Израиля на ракетные обстрелы, изображаемые как акции “возмездия”. Чаще всего спустя несколько часов после обстрела, ночью наши самолеты бомбят цели в Газе. Этими целями в большинстве случаев оказываются пустые сараи, построенные специально для тренировки наших летчиков на точность бомбометания в ночное время, но народу объявляется о “жестком израильском ответе”. Иногда нам докладывают, что бомбардировке подверглись склады боеприпасов и производственные мощности ХАМАСа по производству боеприпасов. Возникает простенький вопрос: если мы так хорошо знаем эти цели, почему они все (все!) не были уничтожены во время “жесткого” ответа в прошлый раз? Мы что, их специально сохранили ХАМАСу, чтобы породить очередной обстрел нас?

А самолетная беготня именно за звеном ракетчиков (мальчишек!), выпустившем очередную ракету или готовящимися ее запустить! Не может быть, что начальству невдомек, что для предотвращения обстрелов нужно не по мальчишкам стрелять (хотя и их не жалко — они запускают по нам отнюдь не феерверковые ракеты), а уничтожать (“нейтрализовывать”) их командиров, и чем выше рангом, тем эффективнее, вплоть до политического руководства. Но именно это политическое руководство пользуется широким иммунитетом, свято сохраняемом израильским правительством. Зато нам упорно докладывают об успехе поражения очередной тройки мальчишек из бесчисленного числа непрерывно формирующихся таких троек. Все (кроме нашего правительства) понимают, что при угрозе удара молотком наказывать нужно не молоток (тройки мальчишек) и даже не руку (полевых командиров), а голову, наметившую этот удар молотком.

Третий. Наш бравый министр обороны неоднократно заявлял, что основной вид арабского террора сейчас — это террор неорганизованных и не принадлежащих ни партиям, ни бандам одиночек. А мы не можем же приставить полицейского к каждому арабу. То, что было понятно всем евреям, не было понятно министру обороны, пока, наконец, Авигдор Либерман не заговорил о том, что террор одиночек инициирован и сознательно, планово инспирирован многолетней (уже больше двух десятков лет, дольше, чем живут на свете нынешние террористы) промывкой мозгов, эффективно и открыто осуществляемой Автономией. Их газеты, радио, телевидение ежедневно и ежечасно воспевают убийц в качестве национальных героев, их система воспитания готовит только и исключительно будущих убийц евреев. В этих условиях для любого молодого араба, даже для ребенка детсадовского возраста идеалом и целью жизни уже давно стало убийство евреев. А мы, наблюдая два десятка лет за этим разгулом натравливания на нас всех (всех!) детей и молодежи Автономии, не прекращаем силой этот ужас, а “выражаем озабоченность” и “призываем” руководство Автономии прекратить подстрекательство. То есть, мы сознательно позволили им вырастить у нас под носом, в сердце нашей Страны массовое поколение убийц евреев, которое больше ни на что в жизни не способно, и продолжаем объяснять нашему многострадальному и убиваемому в самом прямом физическом смысле народу, что такова, мол, обстановка и сделать ничего нельзя, придется неизбежно платить жизнями ваших близких за наше многолетние непонимание и бездействие. И мы совершенно не пытаемся воздействовать на среду, на массу населения, этих террористов готовящую. Мы делаем вид, что не понимаем, что за каждого ликвидированного террориста эта среда выпустит на нас и десять, и сто новых террористов.

Четвертый. Арабских террористов-убийц судят как обычных бытовых убийц, а потом выпускают их тысячами в обмен на одного заснувшего на боевом посту разгильдяя или десятками за право посидеть перед телекамерами с организаторами террора, условно называя (только для своего одураченного народа) этот абсурд мирными переговорами. Но ведь всем (кроме правительства и судебной системы) понятно, что террористическое убийство лежит совершенно в другой плоскости, чем бытовое и даже криминальное убийство (или покушение на него), а значит и ответ на него должен быть совершенно, принципиально другой. К нему должно быть совершенно другое отношение, другая линейка наказаний и иных воздействий. На то мир давно придумал и многократно применял законы военного времени (которые, кстати, применялись именно в войне с врагом, так как было понятно, что не победив врага, применять законы военного времени к отдельным пойманным его представителям весьма бессмысленно. А мы не можем объявить атакующих нас арабов врагами, не можем объявить, что мы должны вести против них войну. Кстати, еврейский Закон никогда не описывает войну армии против армии, а лишь исключительно войну народа против народа, напрочь отметая слюнявое понятие “мирного гражданского населения” во вражеском стане. А мы всеми силами еще и пытаемся отказаться от мудрости нашего же Закона). Невозможно “прогрессивно и справедливо” судить террористов только после совершения акта террора и только тех, кто этот акт совершил. Но и даже “после” суд должен быть совершенно иной, чем суд за бытовое и криминальное убийство. Террористическое убийство или покушение на него — оно другое, совершенно другое по мотивам, по своей направленности не против конкретного еврея, а против еврея вообще, по его обоснованию и оправданию (часто — то дорожно-транспортная авария, то несчастный случай на работе). А в наших условиях — это еще и большие, очень большие деньги, выплачиваемые Автономией семье террориста и единоразово, и помесячно. Кроме идеологии, для них террор — просто способ материально обеспечить семью. А мы делаем вид, что этого “не понимаем” и этому не препятствуем. Судебная система не имеет инструментов разделять эти убийства и, приравнивая террор к бытовухе, фактически его поощряет. А лишь недавно ограниченная возможность террористов получать заочно высшее образование вплоть до докторских степеней без отрыва от отсидки в израильской тюрьме санаторного типа просто вызывала непонимание всех (и опять — кроме правительства). И этот абсурд десятилетиями проходил при жесточайшей расправе с евреями, выразившими протест против этого театра абсурда.....
Пятый. Наши “партнеры по мирному процессу” и “гаранты нашей безопасности” все время ищут новые уязвимые точки у нас. И находят. Сначала женщины и девушки — даже не полные террористки, а вопящие и оскорбляющие арабки на Храмовой горе. Их не удается арестовать, а, главное, незачем — даже нарушения общественного порядка им не очень-то инкриминируешь, а даже инкриминировав — не особенно накажешь. Но они реально осуществляют свою власть на Храмовой горе прямо в присутствии бесстрашной и бессильной (в отношении арабов, но о-о-очень сильной в отношении евреев) израильской полиции. Уж не будем упоминать, что созданию атмосферы бардака и оскорбления “чужих” окружающих они учились у израильских “женщин Стены”. ...
Шестой. В еврейских районах Иерусалима, смежных с районами арабскими, уже много лет распространены ненаказуемые недопреступления. Группа арабских “мальчиков” (или даже только пара) “прилепляются” к еврейской девушке и делают всевозможные похабные движения, причем никогда неизвестно, какое из этих движений в любой момент пойдет дальше и перерастет в действие. Нет контакта — нет и преступления. Да и полиция не торопится кого-то защищать. Но идти по улицам становится невозможно. За такой грязный намек арабского мальчика к арабской же девочке этот мальчик мгновенно перестанет существовать, и расправа будет скорой и справедливой силами самих же арабов без привлечения полиции. А по отношению к еврейкам — ненаказуемое развлечение черни, терроризирующее целые районы израильской столицы (!).
Или на детские площадки в еврейских районах той же столицы приходят группы развязных, галдящих и открыто угрожающих “мальчиков” и еврейские мамы с маленькими детьми должны быстро с детских площадок бежать. А наказывать вроде бы некого и не за что — ведь ничего явно противозаконного сделано не было. И наша “еврейская” судебно-полицейская система умывает руки, отдавая нас под реальную власть врагов. А нам объясняется, что ничего сделать невозможно — закон есть закон.....
Явная и открытая ложь власти правит бал, ложь сознательная, целенаправленная, систематическая (точнее, постоянная, привычная), периодически (слишком часто!) переходя в предательство собственного народа."
Tags: Израиль
Subscribe

  • (no subject)

    Сегодня официально сказали то, о чем я говорил все 8 последних лет. Главным врагом Израиля являлся Обама, который исподтишка гадил Израилю…

  • (no subject)

    Как ни странно, наиболее вероятно, что военный самолет упал в результате диверсии. Об этом свидетельствуют на данный момент 4 факта: 1.…

  • (no subject)

    Не все ещё российские пропагандоны издохли, вот например образец: Напомним, Что у 737 разбился каждый 48 самолет, а у ту-154 каждый 14.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments