НЕТ ИСЛАМУ (noislam) wrote,
НЕТ ИСЛАМУ
noislam

За много лет, до того как возник Халифат, я предсказал его создание. Многие тут в ЖЖ издевательски пытались высмеять меня, и совсем немногие, спустя годы, когда Халифат пришел извинились, признав неправоту. Сегодня Халифат обладает огромной территорией, отличной армией и гос. аппаратов, людскими и финансовыми ресурсами, своей валютой.
Халифат задумывается как глобальная угроза, и интересно почитать, как такая глобализация отражается на ежедневной жизни обычных людей:


http://postskriptum.org/2015/06/24/isis-191/3/
Жизнь под ISIS. Свидетельства очевидцев
Журналистка Мона Махмуд собрала свидетельства очевидцев, год проживших под властью Исламского Государства в Мосуле.
Доктор Фирас Галиб, невролог, отец двоих детей
Мосул был на грани взрыва за пару месяцев до прибытия ISIS. Шиитское правительство в Багдаде всегда рассматривало Мосул в качестве логова баасистов – потому что большинство высших офицеров армии времен Саддама были выходцами из Мосула.
Когда ISIS захватил Мосул, с населением обращались вежливо. Все блок посты были немедленно сняты. Все дороги открыты. Люди не могли поверить собственным глазам. В городе больше не было шиитской армии. Никого не задерживали и не требовали взяток.
Я был на пятничной молитве в мечети, когда имам ISIS сказал, что сейчас мы все принесем верности Багдади. Все устремились к выходу и мечети, но он был предусмотрительно перекрыт боевиками. Имам начал петь, а мы повторяли за ним: “Мы клянемся в нашей верности эмиру, мы будем ему подчиняться и не восстанем против него”.
В следующую пятницу имам сказал: “Халиф Багдади выдвинул ультиматум христианам. Они должны убраться из Мосула до полудня воскресенья. Мы потребовали, чтобы их попы пришли к нам для обсуждения налога, который они должны платить, но они отказались”. У меня был друг –доктор и христианин. Я его спросил: “Почему ваши священники отказались от встречи с ISIS?” Он ответил: “У нас есть ужасный опыт в Сирии. Два священника пошли на переговоры с ними в Алеппо. Они не вернулись. Мы им просто не верим”.
Христианам дали возможность выбора: бегство из Мосула, переход в ислам или смерть. Мои друзья рассказали мне., что многие христианские семьи в Хай аль-Бакер были слишком бедны и попросту не могли осилить бегства в Мосул. Они приняли ислам.
В больницах началась острая нехватка докторов. Они не могли справиться с необычной ситуацией – особенно с учетом того, что всех женщин врачей и медсестер заставляли постоянно носить чадру. В моей больнице было полно боевиков, которые наблюдали за палатами и персоналом. Очень скоро закончились обезболивающие – их давали только раненым боевикам. Некоторые из полотеров в госпитале вступили в ISIS и почувствовали себя властью. Они теперь следили за докторами и говорили им, что делать. Один говорил тем докторам, которые опаздывали: “Я тебе башку разобью моими сапогами”. Всем женщина –дантистам запретили лечить мужчин и наоборот.
Я раньше принимал пациентов обоего пола и в госпитале и в моей частной клинике – но теперь меня преследуют кошмары, и я боюсь, что меня публично высекут. Я написал записку и повесил на дверь: “Принимаю только мужчин”.
ISIS настаивали на том, чтобы я принимал и женщин, поскольку я был единственным врачом-неврологом. Я отказался и потребовал, чтобы мне дали фатву, разрешающую прием обоих полов. Я не хотел, чтобы меня пороли. Мне сказали, что такой фатвы нет. Мои пациентки умоляли о помощи, но я отказывался и извинялся.
Я никогда не забуду той ночи, когда единственная женщина-анестизиолог уволилась. Двум женщинам надо было сделать кесарево сечение. Мы попросили помощи у другого госпиталя. Они прислали мужчину-анестезиолога. Надзиратели запретили ему работать. Обе женщины умерли.
Я знаком с профессором университета Мосула, которого хисбах (религиозная полиция) поймала в одной комнате с коллегой женского пола. Они проверяли студенческие работы. Ему сказали, что он должен жениться на женщине или получить 30 ударов плетью. Он был женат, с детьми. Он выбрал плеть.
Я ехал на машине со своей женой. Жена чуть приподняла чадру, чтобы кормить ребенка. Ветер раздувал чадру. Ребенок ужасно боялся матери в чадре. Нас остановила хисбах, нам сказали, что жена должна быть в чадре в любой ситуации, или будут большие неприятности.
Я, жена и двое наших детей бежали в Эрбиль.

Ашир Азиз. Студент 26 лет, поддерживает ISIS
Мосул до взятия его ISIS был гигантской, устрашающей тюрьмой. Мы всегда спорили, кто первым приедет на лекции в университет. Каждая поездка на Факультет Науки была подобна путешествию в другую провинцию. Автобус останавливался на многочисленных блок-постах, вооруженные люди лихорадочно проверяли удостоверения личности. Очень часто весь автобус ждал час или два, пока солдаты избивали пассажиров, забывших удостоверения.
Исламское Государство – мечта и самое сильное желание любого мусульманина. Мы с нетерпением ждем, когда нами будут править согласно заветам святого Корана и принципам сунны пророка Мухаммеда.
Теперь, с каждым призывом к молитве все магазины и лавки закрываются. Мужчины отращивают бороды. Каждый случай супружеской измены наказывается или побиванием камнями или поркой. За воровство и мародерство отрубают руку. Мужчин сажают в тюрьму, если они пристают к женщинам.
Организованы диваны ISIS (департаменты здравоохранения, жалоб общественности, организации молитв, образования, благотворительности, хисбах и прочих служб). Департамент благотворительности занят сбором налогов и перераспределением их среди нуждающихся. Каждая семья получает по 25 долларов месяц, а в сезон сбора урожая может получать и по 50, а также хорошие порции риса,пшеницы, масла, сахара и горючего.
Департамент здравоохранения управляет всеми госпиталями в Мосуле, Анбар и Ракке. Он перераспределяет персонал между фронтами для оказания помощи раненным. ISIS никогда не нанимает доктора, если он не принес клятву верности Исламскому Государству. Докторов также никогда силой не отправляют в другие провинции, если они предпочитают оставаться в родных городах.
Не так давно, наконец-то открыт эксклюзивный рынок для женщин в Мосуле. Они теперь могут спокойно совершать покупки. Никто не запрещает женщинам водить машины.
Я так горд этим чувством – быть частью ISIS, это дает мне такую свободу. Мы живем в славе, за исключением того, что авиационные удары распространяют панику и страх среди граждан.
Я не согласен с тем, как ISIS обошлись с христианами и езидами. Я все еще поддерживаю связи христианскими соседями. Я надеюсь, что они скоро вернутся. Все люди Мосула – против разрушения древних монументов, и даже некоторые боевики ISIS против. Я об этом говорил с некоторыми молодыми членами ISIS. Они сказали: “Мы не знаем, откуда пришли подобные приказы. Члены шариатского суда были тоже потрясены”.
В Мосуле – острый финансовый кризис, потому что нет работы. Только те, кто получает ежемесячное жалованье от правительства в Багдаде (!) выживают в Мосуле. Никто не знает, останется ли ISIS навечно, или на смену ему придет другая военная организация, которая отомстит тем, кто поддержал Исламское Государство. Среди населения Мосула распространяется депрессия.
В то же время, большинство людей – против возвращения коррумпированного режима и шиитских милиций. Они уничтожат город, а не освободят его. ISIS, при всей своей брутальности – более честен и милосерден, чем шиитское правительство в Багдаде и его милиции.

Шайма Йосеф, 33-летняя мать четырех детей. Ей отрубили руку за воровство
У меня не было особых возможностей определить направление моей жизни. Я родилась в одном из самых старых районов Мосула, в семье среднего класса. У отца была лавка. Он считал, что школа – это хорошо для моего брата, Ясира, но не для меня и двух моих сестер. Он сказал: “Это будет пустой тратой денег”. Я едва закончила начальную школу, как отец требовал, чтобы я помогала матери по дому.
Дальний родственник работал в автомобильной мастерской в Мосуле. Он просил моей руки. В тот момент, когда я его увидела, я поняла, что не могу быть его женой. Не могу жить с кем-то, кто на 10 лет старше меня, и кто выглядит, как мой отец. В общем, он не был мужчиной моей мечты. Я сказала отцу: “Извиняюсь, но я не тороплюсь выходить замуж” Он ответил: “Зато я тороплюсь. Я предпочитаю, чтобы ты вышла замуж, и чтобы я знал, что у тебя есть хорошие доходы”.
В прошлом июне, когда ISIS захватил город, я убеждала мужа, чтобы он немедленно покинул город и искал работу в Турции. Но тут он узнал, что ISIS его убьет, если он не будет ремонтировать военные машины, брошенные иракской армией. Я никогда не забуду того дня, когда он поехал на военную базу за городом чинить машины. Он погиб в результате авиационного налета коалиции.
Во время похорон и траура в дом моего отца постоянно приходили боевики ISIS. Они привозили на пикапах продукты для нас и для скорбящих. Они также дали нам 300 долларов и обещали платить пенсию – 100 долларов в месяц.
Я боролась как могла, чтобы прокормить детей. Я продала браслеты моей дочери в ювелирный магазин. На следующий день я снова пришла туда, надеясь, что меня не отличат от других – все ведь в чадре. Я прихватила золотое кольцо, но хозяин остановил меня. Женщины из Полиции ISIS увезли меня в свой центр.
Следовательница спросила меня: “Почему ты украла кольцо?” Я, рыдая, ответила: “Я вдова шахида ISIS, мать четырех детей. Мне нужны деньги, чтобы кормить детей и платить ренту. Пожалуйста, простите меня”.
Меня допросили двое судей. Через два дня, меня привели из камеры в соседнюю комнату. Меня держали три женщины ISIS. Там был мужчина. Он сказал: “Привяжите ее крепко к столу”.
Меня привязали, и подошел мужчина с мечом. Когда я его увидела, я начала кричать” Пощады, пощады, пожалейте меня!” Я кричала и умоляла его оставить меня в покое. Я хотела убежать, но не могла. Я не могла поверить в эту сцену, в этот кошмар. Мужчина без всяких колебаний отрубил мне левую кисть. Весь мир стал черным. Я не чувствовала ни рук ни ног. Никакие слова не могут описать ту боль и те чувства, которые я пережила в тот ужасный момент. Я потеряла сознание.
Моя старшая дочь рыдала каждый раз, когда ее глаза встречали мои в госпитале. Меня выписали и отпустили домой. Я хотела повеситься. Но мысли о моих маленьких детях меня остановили. Я живу только ради них. Я поклялась себе, что все они получат образование и выйдут замуж только по любви.

Газван Абдуль Рахман, 19 лет, поддерживает ISIS
Меня кто-то сильно ударил в спину. За мной в очереди в хлебную лавку стоял огромный боевик ISIS. Он раскидывал всех, кто стоял на пути и кричал: “Нет у меня времени на очередь! Дайте мне хлеба, я должен вернуться к моим воюющим братьям!” Пекарь отказал и сказал, что он должен стоять в очереди, как все. Боевик не выдержал, дал ему в морду кулаком, набил сумку хлебом, бросил какие-то деньги и ушел.
Мы все стояли в абсолютной тишине. У хозяина лавки шла кровь носом. Несколько человек бросились ему на помощь. Он сказал, что пожалуется в шариатский суд. Через два дня в лавку пришла полиция ISIS и допросила свидетелей. Все подтвердили, что виновен был боевик, а хозяин просто хотел, чтобы все было честно, все стояли в одной очереди. Шариатский суд вынес решение в пользу хозяина лавки. Боевик вынужден был публично извиниться. После этого его выкинули из халифата за нецивилизованное поведение.
ISIS с первого дня завоевали сердца жителей Мосула – потому что они были честны, скромны и непредвзяты. Они восстановили гордость и честь суннитского мужчины Мосула, после огромных унижений и мести со стороны шиитских правительств и американской оккупации Ирака.
Теперь Мосул живет в золотой эре. Несмотря на то, что пресса неустанно пытается изобразить боевиков ISIS качестве кровожадных монстров, в Мосуле их очень любят за те великие жертвы, которые они принесли ради защиты суннитов от бесчеловечной практики шиитской армии – здесь в Мосуле и в других провинциях.
Иностранные боевики чудесно интегрировались и превратились в фундамент многих уважаемых семей. Почему шиитские милиции здесь в Ираке используют всех этих ливанцев, иранцев и афганцев, а мы не можем принять иностранцев, которые хотят нас защитить?
Многие племена, присоединившиеся к ISIS приняли предложения о женитьбе от иностранных боевиков, и они доказывают, что являются самыми надежными и храбрыми. Все эти истории о насильственных браках – ложь и клевета, не имеющие отношения к действительности.
Никто из людей Мосула, поклявшихся в верности халифу аль-Багдади не хочет возвращения шиитских милиций. Я первым пойду воевать против этих милиций, которые несут смерть и разрушение суннитам. Мы видели, как они устраивали бойни против беззащитных гражданских в Тикрите и в Джиср ас-Сахер.
Мой отец может бросить магазин открытым и спокойно идти молиться. Никто не посмеет воровать. Муниципальные службы теперь лучше – водоснабжение, поставка электричества, дороги чистые. Я большую часть времени провожу в мечетях – молюсь и изучаю хадисы.

Шим Закей, курильщик, 33 года. Ему отрубили руку за то, что украл сигареты
Для любого сконфуженного студента вроде меня трехлетняя военная служба была практически неизбежной. Я более интересовался приготовлением еды, чем военной подготовкой, и потому стал поваром, готовил три раза в день еду офицерам и солдатам. Там я и приобрел эту ужасную привычку – курение. Курил я много.
После демобилизации я купил деревянную тележку, с которой продавал хлеб. Я продавал сэндвичи у школы, когда появился патруль хисбах. Они начали шмонать всех подряд. Я их спросил: “Мне нечего скрывать, зачем вы меня проверяете?” Он показал мне пачку сигарет: “Как насчет этого?” Я ответил: “Я извиняюсь. Я купил это для моего старого отца. Он очень стар, и делает все для того, чтобы бросить”. На следующий день я пришел к школе с 10 сигаретами в кармане. Хисбах снова устроил проверку.
Контрабанда табака в городе не останавливалась ни на минуту после захвата Исламским Государством. Однажды утром я увидел человека, продающего носки. Под носками были пачки сигарет. Тут появился патруль хисбах. Торговец бросился убегать. Некоторые мужчины стали подбирать вывалившиеся пачки сигарет. Другие стреляли в его направлении.
Я смотрел на пачки сигарет, разбросанные по земле. Я не мог себя сдержать. Я взял пять пачек и запихал себе в карманы. Через пять минут меня окружили полицейские хисбах. Они увидели, как я краду сигареты.
Меня привели в шариатский суд. После нескольких вопросов судья сказал мне: “Ты вор, суд решил отрубить тебе правую кисть”.
До того как он закончил эту фразу, я почувствовал, как будто через мое тело прошел электрический удар. Я закричал, я умолял судью о снисхождении, я говорил, что у меня семья. Судья ответил: “Исламский шариат не обсуждается”
Через три дня хисбах привели меня в парк. Мои ноги и левую руку привязали к столу. Человек ISIS в белом афганском наряде с огромным мечом спросил меня: “Ты чего-нибудь хочешь?” Я кричал: “Пощады!” Он ответил: “Еще чего-нибудь?” Я кричал: “У меня дети, только я в семье зарабатываю на хлеб!” Он сказал: “Заткнись!”
Немедленно после этого он отрубил мне руку. Кровь хлынула потоком . Я потерял сознание.
Я очнулся в госпитале ISIS. Иракские врачи ухаживали за мной. Когда я вернулся домой, на пороге стоял отец. Он плакал и говорил: “Спасибо Аллаху, это была только твоя рука”.
Life in Mosul one year on: ‘Isis with all its brutality is more honest than the Shia government’ Independent Wednesday 10 June 2015
http://postskriptum.org/2015/06/24/isis-191/3/
Tags: ХАЛИФАТ
Subscribe

  • (no subject)

    В связи с требованиями освобождения террористов в обмен на тела 2 солдат, напоминаю об аморальности такой сделки для Израиля. Как я уже писал даже…

  • (no subject)

    Обнаружены тела похищенных подростков Неумное руководство винит в этом только Хамас и нескольких полицейских. На самом деле виноваты сами - сделкой…

  • (no subject)

    Малоумные леваки часто ссылаются на традиционное еврейское религиозно-максималитическое отношение к ценности человеческой жизни для оправдания сделки…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments